Перейти к содержимому

  •  

Фотография

Тепло солнца, ярость огня

Roleplay Nord Khajiit Ebonheart Pact Aldmeri Dominion

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 2

#1 Atarya The Red

Atarya The Red

    Разговорчивый


  • 331 сообщений
  • Раса:Nord
  • UserID:@ketrinc

Отправлено 14 Март 2015 - 22:03

Тепло солнца, ярость огня

или первая история об Атарии и Джо-Марене

 

Поздним утром 16 Огня Очага, 2э582

Казалось, скрип двери шахты могли услышать из дальнего её конца. Атария инстинктивно пригнулась и застыла, вглядываясь в полутьму дыхнувшего ей в лицо сыростью хода. Меч медленно скользнул из ножен, огненные руны на нём засветились, словно ожив от вновь обретенной свободы. Атария затаила дыхание и прислушалась: никаких мерных шагов, даже приглушенных, только далёкий плеск воды.

«Не помешала бы подмога» - с грустью думала она, идя вниз по скрипучим доскам спуска. Углубляться в какую-то пещеру в Стоунфоллзе или Дешаане – максимум познакомишься с неприветливой группой восьмиглазых-восьминогих, а вот идти в одиночку в убежище Ковенантовских плотников уже куда опаснее.

***

Получасом ранее Атария вместе с Астармом и Гейрид, сержантами из семнадцатого легиона, пробирались сюда по поручению, гласившему, что в этой шахте строились основные части Ковенантских осадных орудий. Спрятать такое под землю было весьма разумно со стороны «львов», и, если бы не донесения Пактовских Клинков Ночи, проворных и вездесущих ребят, никто и не прознал бы. Но на то она и служба у короля, чтобы подмечать малейшие движения в тылу врага.

Однако, один лишь раз сами Астарм и Гейрид движения за спиной не заметили.

Атария, кравшаяся впереди всех, услышала только звуки борьбы Астарма и Ковенантовского асассина. Когда она обернулась, Гейрид уже лежала на земле, а из её располосованной шеи толчками вытекала ярко-алая кровь. Бросок – из латной перчатки Атарии со всполохом выстрелила раскаленная магическая цепь с острым наконечником, и в следующий миг асассин оказался возле нордки, даже не поняв, что произошло. Мгновение – и наконечник цепи осыпался пеплом, а под ребрами у Ковенантовца оказалась огромная, жуткая рана. Оскаленное боевым выражением, всё еще напряженное лицо асассина дернулось в предсмертной судороге и замерло. Он повалился на землю.

Атария подошла к товарищу, тяжело дышащему и зажимающему рану на плече.

- Ты как? – спросила она, пытаясь оглядеть ранение.

- Я в порядке. В порядке… - Астарм отвел её руку, скривился и наклонился вперед, а затем вытащил из пробитой кольчуги на боку тонкий нож в чём-то темном и вязком, на кровь не похожем. Посмотрел на клинок, затем на Атарию… Глаза его на миг расширились, в них промелькнула и скрылась какая-то тень, а затем Астарм упал на колени, пытаясь удержаться за воздух. Атария успела подхватить товарища под локоть, едва поняв, что его клонит к земле.

- Эй-эй-эй-эй, держись… Что такое? – она поднырнула под руку Астарма, дабы помочь ему снова встать на ноги.

- Хех. Думал, не доберется, до сих пор везло, – он засмеялся, невесело и непривычно хрипло.

- Не доберется кто? Ты ранен? У тебя есть с собой какие-то настойки?

- Настойки бесполезны, – все так же с печальной улыбкой ответил он. – Это яд, а я к нему… слишком уязвим. И чем ближе к сердцу, тем… - тяжелый прерывистый вздох – вернее…

- Что?

- Заверши то, за чем мы пришли сюда.

- Нет! Не сдавайся, слышишь! – перепуганно воскликнула Атария. – Мы вернемся в Алесвелл, только держись!

- Не стоит, я уже всё равно мертвец, я чувствую… Сильную дрянь сварили, видать, из корня жарницы… - его голос звучал ниже и тише, чем обычно, а видеть спокойную печальную улыбку было невыносимо. – Видать, столько мне было отмеряно.

- Мы не имеем права сдаться здесь! У нас есть приказ генерала! – почти безнадежно воскликнула Атария, надеясь вернуть Астарму боевой дух и с горечью осознавая, что ему всё труднее бороться с подступающей слабостью. Проклятый яд, что же было на том ноже?

- Значит, выполняй. А мне время отдохнуть. Навоевался я уже, Атария, - с полусонной улыбкой ответил Астарм, и по его лицу пробежала гримаса боли.

- Не смей! – нордка замотала головой, в горле встал ком. - Я не дам тебе умереть! – свободной рукой она нашарила поясную сумку и, рванув её край так, что лопнул ремешок, начала судорожно искать в ней спасительный пузырёк с зельем. Когда Атария поднесла его к губам Астарма, он сильно покачнулся, и нордка выронила зелье, пытаясь удержать товарища.

- Иди, – тихо, но настойчиво сказал Астарм. - Давай! – его глаза странно блеснули красным, а неожиданно сильный толчок отбросил Атарию на несколько футов, опрокинув ее на спину. Сержант завалился на бок и прорычал какое-то ругательство.

Если бы нордке известно было хоть одно заклинание лечения, она обязательно попробовала бы помочь. Но Рыцарей-Драконов лечить не учат. Калечить – да, но не лечить.

Захлестываемая чувством сожаления, Атария поднялась на ноги и сделала пару несмелых шагов к Астарму, а, увидав, как белеет его лицо, неожиданно для самой себя всхлипнула.

- Нет смерти… достойнее… чем… в бою… - Астарм закашлялся, хрипнул и затих. Нордка несколько секунд в оцепенении глядела на его ставшее неподвижным лицо, а затем присела и отдала товарищу последние почести. Пальцы её, освобожденные от латной перчатки, коснулись его побледневших век.

- Веди тебя Кин, Астарм.

Когда Атария проводила Гейрид, загудела земля. Нордка встрепенулась и стала оглядываться, и тут же заметила силуэт коня со всадником на далёком пригорке. За ним через гору перевалились еще двое, а затем показались еще несколько воинов конницы. Атария разглядела синие знамёна и метнулась за ближайшую скалу, прочь из виду направляющегося в её сторону Ковенантского отряда, надеясь, что её не заметили.

Откуда-то с юго-востока донесся неясный гул, а затем стали различимы и звуки удара камней, выпущенных из вражеских катапульт, о стены какой-то заставы. Еще один миг понадобился для того, чтобы понять: как раз там находился Алесвелл.

Основные силы короля Йорунна держали оборону против Ковенанта при Драконьем Когте и Алесвелле уже два дня, и прошедшие ночь и утро не ознаменовались атаками врага, дав необходимое время перегруппироваться, излечить раненых и похоронить павших. Ну и, конечно, послать группу Атарии на поиски шахты с плотниками. Но теперь Алесвелл был под осадой, а значит, король Эмерик бросил войска на её подкрепление. Форт Глейдмист тоже не обещал для Пакта ничего хорошего: Ковенант прочно обосновался в нем еще месяца два назад.

Атария оглянулась в поисках какого-нибудь укромного места. Как назло, кроме небольшой каменной гряды, за выступом которой она сейчас укрылась, эта местность была открыта всем ветрам и могла предложить разве что редкую березовую рощицу. До нужной шахты оставалось, судя по карте, перейти через пригорок, по которому сейчас сюда неслись Ковенантовцы, и за ним спуститься в яр. Даже если бы Атарии удалось скрыться и переждать прогон отряда, у нее одной оставалось мало шансов на успех в плотничьем убежище. Но и путь обратно к Алесвеллу был отрезан: теперь и шахта, и рощица, и эти скалы с прячущейся в их тени нордкой были окружены вражескими войсками. Нужно было выбирать меньшее из двух зол.

Астарм был высоким и крепким при жизни, и тащить его теперь было очень непросто. Атария мысленно попросила прощения у богов: тревожить мёртвых было негоже, но два тела Пактовских воинов могли привлечь внимание, и нордка была бы обнаружена в мгновение ока. Лучше было оттащить павших товарищей подальше от поляны, где должен был пролечь путь отряда, и тогда оставался шанс переждать и всё-таки добраться до цели. Хвала заклинанию зеленой драконьей крови и осадной магии скорости - когда воины синих знамен были уже близко, Гейрид и Астарм почивали, сидя у скал с противоположной от отряда стороны.

Теперь счет шел на доли секунд. Атария протиснулась в узкую расщелину между камнями, оцарапав броню о ее края и ужаснувшись вызванному этим звуку, и потому тут же припала к земле. Под лопатками жгло: нордка едва ли успела подумать о защите от обнаружающего заклинания, но волшебные драконьи крылья уже были готовы проклюнуться. Рассудив, что выпустить их необходимо, она дала волю всплеску магии - и тут же пожалела о своём решении. Спину резко заломило: изнутри расщелина с трудом вместила бы двух человек, а уж двадцатифутовым крыльям было и подавно не развернуться, и они ударились о камень с громким треском. Атария сцепила зубы от боли и усилием воли не проронила ни звука, а в десятке шагов от нее уже неслись, сотрясая землю и гремя стальной сбруей, Даггерфольские скакуны.

Только добравшись до яра, ведущего к шахте, едва ли не ползком, она позволила себе привалиться к скале и обратиться к поясной сумке в поисках зелья, которое уняло бы боль. И тут же смачно выругалась, обнаружив, что со дна сумки стекает бурая остро пахнущая жидкость. Атария запустила руку вовнутрь, перебрала осколки бутылочек и, не найдя ни одной целой, с раздосадованным фырканьем вывернула их на землю, а затем срезала ремешок и отправила пропитанную зельями сумку туда же. Видать, раскрошила флакончики, пролезая в щель в камнях, толку теперь от этой грязной смеси...

Отступать некуда - повсюду враг. Лезть на рожон к плотничьему лагерю не хотелось, но удача сегодня явно покинула нордку, лишив ее подмоги на вражеских землях и оставив в окружении Ковенанта. Вход в шахту охраняли четверо, и это было многовато, как для одного легко раненого воина, пусть даже и Рыцаря-Дракона.

Атария задвинула остатки бутылочек в высокую траву, крепко сжала рукоять меча и начала красться к охранникам с горящим на губах Заклинанием Штандарта.

***

Пологий спуск окончился длинным, прямым коридором с высоким, в четыре человеческих роста, сводом. Тусклый свет одинокого факела едва ли мог прогнать густые тени и прохладный туман, Атария на какой-то миг напряглась, быстро осматриваясь, нет ли поблизости врага. К счастью, всё вокруг было тихое и недвижимое, и только подземный ручей журчал где-то вдали.

Шахтой это строение нельзя было назвать – под ногами еще виднелись крепкие доски в почти засыпанной борозде, но рельсы, по-видимому, были разобраны и пущены на переплавку давным-давно. Начинаясь от самой двери и уходя вглубь подземелья, под потолком тянулись две железных рейки. Нордке четко представилось, как по ним катится к выходу череда колесчатых блоков, везущая подвешенные к ней на канатах балки для требуше. По правую сторону коридора громоздились огромные прикрытые парусиной деревянные ящики. Атария отвернула плотную жесткую ткань, пригляделась и запустила в ящик руку. До самого края тот был наполнен толстыми тяжелыми гвоздями и не менее увесистыми железными скобами, которыми скреплялись части осадных орудий. В еще четырех ящиках оказался тот же груз, а вот в трех следующих обнаружились наконечники для болтов баллист – острые и отполированные до блеска. Рядом с ящиками лежали четыре массивных мотка канатов. Если здесь находилось столько материалов и они, по-видимому, не поместились в основных залах убежища, то дальше Атария должна была обнаружить целый арсенал. И охраняли его наверняка не два-три солдата.

Через несколько шагов коридор раздвоился. Ход, ведущий влево, был не освещён, а плеск воды, слышимый еще от входа в шахту, шёл определенно отсюда – наверное, здесь протекала подземная речушка, выходящая на поверхность где-то за пределами шахты. Нордка на всякий случай бросила в этот край шахты огненным заклинанием и, увидев, что в нем никого нет, продолжила путь по основному ходу.

Спустя всего пару минут Атария услышала приближающиеся шаги и треск смолы на факеле идущего, и прижалась к стене. Ковенантский солдат, явно без особой охоты патрулировавший коридоры, увидел её издалека, но мгновенно был сбит с ног магией и после нескольких прицельных огненных заклинаний упокоился навсегда.

Через несколько шагов стали слышны удары молотков о дерево и железо и разговор на повышенных тонах. Двое мужчин и женщина спорили о расходе материалов на разные виды орудий. Нордка осторожно кралась ближе, следуя за голосами и пытаясь понять сквозь них, сколько еще людей находились в зале. К сожалению, Ковенантовские спорщики так раскричались, что их ругань разносилась по коридору громким эхом.

Их отвлеченное внимание было Атарии на руку. Это позволило оглушить одного из них, попав ему камнем по затылку, и зажать двух остальных – благо, мечников – в выросшие из земли когти. За первым оглушенным на земле оказалась женщина, и Атария, подбежав к ней, поспешила пару раз рубануть её мечом по рукам, обезоружив, и всадить клинок ей в живот. Меч Ковенантовца рубанул нордку по шее, отчего звенькнул рассекаемый мечом кольчужный воротник и тёплое покатилось за ворот. Атария зарычала и оттолкнула охранника щитом.

- На нас напали! – выкрикнул воин в зал, увидев, что остался с нордкой один на один. Когда её клинок почествовал его дважды и на последнем махе пробился сквозь его броню, трое охранников выбежали из-за поворота, а откуда-то сверху, с высоких лесов, свистнула мимо плеча Атарии и с неприятным звуком ударилась о скалу стрела.

Нордка рванулась в бой с двойной прытью – неизвестно, сколько еще Ковенантовцев сбегутся после того, как воин поднял тревогу, а недосягаемый лучник на лесах мог одним выстрелом лишить её шансов вообще выбраться из этой стычки живой. Хлесткий удар огненным кнутом – трое воинов отшатнулись, шипя от ожогов, а Атария наколдовала драконьи шипы и снова заключила противников в цепкие объятья подвластной ей магии земли.

Слабо ли, сильно – но Ковенантовцы были ранены. Все, кроме лучника, пускающего уже пятую стрелу мимо уворачивающейся нордки. Один удар Атарии мечом раскроил латный нагрудник и, очевидно, еще и грудь воина – бедный Ковенантовец аж сложился вдвое. Второй удар, в другую сторону, попал другому охраннику по верху бедра под сочленением частей лат, и тот с воплем упал на одно колено, а затем и вовсе сел. В ответ Атарии досталась подножка, и, не успев среагировать, нордка перецепилась и замахала руками, дабы не упасть.

Левый локоть пронзила резкая боль. Атария выронила щит и, увидев торчащую из руки стрелу, взглянула вверх, где уже снова натягивал тетиву проклятый лучник. Всплеск магии – руку нордки, занятую мечом, оплёл кнут и опустился на голову бывшего в двух шагах Ковенантовца, прорезав его шлем. Воин упал, как подкошенный. Едва успев пригнуться и уйти от очередной стрелы, нордка стала отступать под защиту сводов коридора.

Сердце колотилось часто-часто, а кровь шумела в ушах. Атария ступила в тень, неотрывно следя за ведущей в зал частью коридора. Оттуда доносились шум, крики и топот сапог. Дело было дрянь - подмога спешила за ней.

Стрела вошла в локоть под резким, неудобным углом - пришлось примериться к выступу скалы, дабы вытолкнуть наконечник. От прокушенной от боли губы стало солоно во рту, а освобождение от стрелы всё равно не дало руке двигаться, как прежде. По бело-золотому и стальному заструилось алое и живое. Надежда отбиться угасла, и пришлось обратиться к благоразумию - и позору: бежать.

Атария спешила к выходу. За ее спиной слышны были крики и звон лат. Нордская стать позволяла крепко держать меч и долго не уставать в бою и беге, и Атарии стало казаться, что она оторвалась от преследователей. Но вблизи части коридора с припасами затылок, спину и руки вдруг окутало жаром. Откуда-то сбоку, и нордка решила, что в коридоре с журчащим ручьем все-таки была засада. Атария с разворота бросила в источник тепла лавовым камнем, только после этого сообразив, что оно было... лечащим.

- Пр-роклятье! - послышалось за спиной с явным каджитским акцентом. - Да ты никак совсем чокнутая!

Атария удивленно воззрилась на по-кошачьи шипящего от досады каджита, отряхивающегося от угольков. Светлая, точно чай с молоком, шерсть с сероватыми полосами, алые стрелы боевой раскраски на носу. Вычурная красно-черная броня не походила на убранство какого-нибудь разбойника, да и военной формой какого-либо альянса она не была, а скорее изысканным кожаным нарядом данмерского кроя. Каджит выпрямился и прищурился, вид у него был недовольный и слегка взъерошенный, но было в ясно-голубых глазах и гордой выправке что-то благородное... и военное.

Атария вышла из удивленного оцепенения только тогда, когда у ее ног вспыхнул и мигом обжег через броню красно-золотой луч, долетевший до неё из основного коридора. Нордка пошатнулась и привычным жестом вскинула левую руку, закрываясь щитом, но, не обнаружив оного, решила продолжить путь наверх, даже забыв удивиться отсутствию боли. Каджит отступил в тень.

Замешательство пары секунд стоило ей стычки с четырьмя погнавшимися за ней Ковенантовцами. Магическая цепь оплела ей ноги, заставив упасть и прокатиться по спуску ярдов пять, оказавшись как раз возле развилки и в двух шагах от противников. Атария быстро поднялась, едва избежав двух прицельных магических атак, и схлестнула меч с Ковенантовцами. Она спускала удары слева с наруча и двоих врагов успела ранить, но от удара щитом плашмя не удержалась на ногах.

И тут случилось кое-что не менее странное, чем чужое лечащее заклинание минуту назад. Распластавшись на земле с выроненным оружием, нордка только и успела что заметить, как мимо нее мелькнул хвост в окружавшем ярком, словно солнечный луч, свечении. Звуки боя - Атария потянулась за мечом и поспешила вскочить - каджит колдовал, покуда видел, бросая в каждого подвернувшегося Ковенантовца солнечные проклятья и золотистые копья. Волна негодования захлестнула Атарию, и, когда каджит расправился с ее преследователями, она сама ударила мечом его между двух окованных пластин на плече. Каджит мигом развернулся, и его оскал и вывернутые назад уши со странно забавными белоснежными пятнышками на тыльной стороне не сулили ничего доброго. В когтистой руке золотой змейкой переливалось заклинание.

- Ты кто такой? - процедила Атария сквозь стиснутые зубы, обходя каджита по как можно большей дуге.

- Тот, чью засаду ты умудрилась сорвать, подняв такой шум, - недовольно ответил неожиданный гость.

- Тебя забыла спросить, что мне делать. Я жду ответа, - она сделала шаг к нему, выставив вперед меч.

- В другой ситуации этот, может, и перекинулся бы с тобой парой слов, но лучше нам сейчас приготовиться к драке, - каджит указал в дальний конец коридора, откуда на них бежало не меньше десятка солдат, и отошел обратно в темный ход. Четверо - маги, зажать в угол двоих чужаков они могли безо всякой помощи остальных.

- "Нам"? Ты откуда такой смелый вылез? Сиди и дальше в своей дыре, это мой бой.

- И он будет крайне коротким и с печальным концом. Ты хотела бежать - так делай ноги, пока можешь.

- Да ты никак командиром себя возомнил, блохосборник! – взыграла гордость у Атарии. Да, она ретировалась, но позволить какому-то невесть откуда вылезшему кошаку совать нос в её дела и решать что-то за неё…

- Будем считать, что этот не слышал твоего оскорбления, - невозмутимо ответил каджит. - Пока ты здесь возмущаешься присутствию этого, Ковенантовцы еще десять шагов - и не дадут тебе уйти. А вот и... всё, - каджит заглянул за простенок. - Их десять, четверо из них - маги с посохами. Или мы будем биться с ними сообща, или погибнем поодиночке.

- Раздери тебя кагути! - выплюнула Атария и выпустила крылья вместе с шипованной броней. Каджит легко вынырнул из тени, слегка усмехнувшись, соткал из воздуха магическое копье и встал рядом с ней.

Огонь Штантарта и давление Новы сообща дали такую силу, что врагов сносило со своих мест и поджигало прямо в воздухе. Крики боли, жадное шипение ползущего по врагам огня и бьющий в глаза свет - и в считанные секунды выживших Ковенантовцев осталось всего трое. Добить их было уже делом плёвым.

- Итак, - нордка выпрямилась и заставила себя дышать как можно ровнее, хоть дыхание после боя то и дело сбивалось с нарочно медленного ритма. – Что ты здесь забыл и почему лезешь, куда не следует?

- У этого есть здесь свои интересы, - ухмыльнувшись, нагло заявил каджит.

- И какие же?

Гость помешкал, слегка наклонив голову вбок и хитро прищурившись, и нордке показалось, что он издевается.

- Не думай, что у меня пуд терпения, - бросила Атария, подхватила с пола чужой щит и снова пригрозила каджиту мечом. – Так мы говорим, или ты расстаешься с головой через три минуты?

- Этот не думает, что это разумно, учитывая нашу… ситуацию.

- Не заговаривай мне зубы!

- Этот и не пытался. Видишь ли, этот знает, что из наших укреплений сюда посылали только одного. Любопытно, одна ли цель у нас с тобой, раз мы сошлись здесь.

 

- Кто ты? – напряглась Атария. Какая-то неоформившаяся, царапающая мысль болталась на краю сознания, но являться белому свету так и не желала.

- Очевидно, что не друг всем этим ребятам. И ты явно не из моих отрядов. Ну же.

- Доминионец! – выдохнула нордка и вдруг поняла, что проиграла заведомо: своим появлением здесь выдала близкое расположение войск Пакта. Однако, и каджита сюда занесло неспроста, хоть и одного. А значит, где-то поблизости были и Доминионские силы. Это можно будет использовать, как только она выберется из шахты. Если, конечно, ей это удастся…

- Ну вот, это мы прояснили, – несколько скучающе заявил гость. – Теперь можем начать договариваться?

- Договариваться? Ты в своем уме? – опешила Атария. – Какие у нас с тобой могут быть договоренности?

- Убегать отсюда ты не стремишься, а выспрашиваешь у этого его задание. А это значит, что твоё собственное дело еще не завершено – вероятно, споткнулось о тревогу, поднятую в основных залах.

- Допустим. Что дальше?

- Если мы объединим усилия, осуществить задуманное было бы куда проще.

- Ты даже не знаешь, зачем я здесь.

- Ты тоже. Этот скажет только то, что его цель закопана где-то в глубинах этой шахты, и, чтоб добраться до неё, он использует все подручные средства. Не обижайся, дорогая нордка, но в одиночку и ты туда не пробьешься, а уж тем более теперь, когда Ковенантовцы настороженно ждут, пока вернутся с боя их отряды. И чем дольше они ждут, тем больше они подготовятся к отражению атаки. Лучше не заставлять их нервничать.

- А дорогой каджит не обидится, если нордка вырвет его цель прямо из-под его длинного носа? – пропела Атария, немного раззадорившись.

- Этот думает, что мы разберемся на месте, если ты, конечно, не хочешь прояснить свой план сейчас…

- Не дождешься, - посерьезнела она.

- Ну так что? Мы идём вглубь шахты, или стоим и чешем языками?

Атария колебалась: этот Доминионец был в чем-то прав, но и его самого сбрасывать со счетов не стоило – что бы ни было нужно ему в шахте, после выполнения своего задания он мог запросто убить её. Надо держать ухо востро и, если что, успеть прикончить его первой.

Но сейчас ей – как ни неприятно было это признавать – лишняя пара рук была очень кстати.

- Учти: я слежу за тобой, - Атария опустила меч и щит, но никак не собиралась расслабляться.

- Да уж следи на здоровье, вот только здесь у нас общий враг и больше нужно остерегаться именно его, - каджит развернулся и пошел вперед, не избегая поглядывать на нордку через плечо, и вскоре Атария догнала его.

***

Два воина из враждующих альянсов шагали к главному залу ровно в ряд, готовые к бою, и могли бы показаться слаженной командой, кабы не заметная дистанция и косые взгляды друг на друга в стремлении не дать другому очутиться за спиной.

Стрела лучника черкнула каджита по ноге, распоров поножи на щиколотке. Тот выругался, быстро оглядел леса и швырнул в направлении них волшебное копье. Попал. Лучник выронил оружие, тут соскользнувшее с лесов и ударившееся о землю у ног Атарии, зашатался и повалился на доски, о чем свидетельствовал разнесшийся под сводами крик боли. Доминионец побежал вперед и скрылся за поддерживающим леса камнем. Делать нечего – пришлось бежать за ним, наобум, наспех надев волшебную броню и приготовившись к худшему.

Как ни странно, в просторном, ярдов в пятьдесят в ширину зале ни охраны, ни работников не оказалось. Это значило, что они прятались где-то в побочных коридорах… если, конечно, из шахты не существовало другого выхода, что было бы очень и очень плохо. В общем-то, от смерти плотников самой Атарии проку не было, напротив, не хотелось бы, но и знать о шпионском её здесь появлении Ковенантским генералам было нежелательно: чем быстрее им донесут о поджоге шахты, тем быстрее направят к Алесвеллу орудия с других точек постройки. Каждая минута их промедления могла выиграть Пакту битву. Пока враг рассчитывал на эти орудия как скорую подмогу, надо было потянуть время. Любой ценой.

Где-то наверху коротко вскрикнул лучник. Вот куда понесло каджита. А может, там и находилось то, что он искал? Надо было узнать у него кое-что… Атария устроилась у другой стороны камня и стала ждать возвращения Доминионца, разглядывая зал.

Здесь имелось всё: собственная кузня со стоящими рядом четырьмя огромными кадками воды, пилы и деревянные козлы рядом с немаленькими столами для обтачивания дерева, три пары реек, змейками извивающиеся под каменным сводом, с ожидающе свешенными с них канатами. Также все свободные стены облепили деревянные леса, разделившие зал на три рабочих зоны; вокруг них находилось бессчетное количество ящиков с деталями, несколько бочек со смолой, целая гряда колод, занимавшая добрую пятую часть всего пространства, готовые к сборке части баллист и окованный столп тарана, еще не вправленный в каркас. Даже жаль было жечь такое добро.

Заслышав позади себя шаги, Атария обернулась:

- Эй, Доминионец, не знаю, как там тебя зовут…

- Что? – встал рядом с ней каджит, вглядываясь в темноту под одними из лесов.

- Здесь есть другой выход?

- У этого нет таких сведений.

- За что тебя сослали сюда, не дав никаких данных? – не удержалась нордка от подколки. Каджит закатил глаза:

- Не знаю, как там в вашем Пакте, но у нас наказания отбывают в кандалах на городской площади и в темницах. А на сложные задания сродни этому отправляют лучших воинов, умеющих ориентироваться по ситуации, - важно заявил он.

- Ладно, тогда ориентируй нас, лучший воин. Можешь учуять, где тут люди?

- Этот что тебе, охотничий пёс? – возмутился каджит.

- По-моему, из нас двоих не я обладаю обостренными слухом и нюхом. Так что будь добр. У нас две дороги, и моя интуиция подсказывает мне пойти в ближний коридор, а ты, как я вижу, присматриваешься к дальнему.

- В конце ближнего дверь и многоголосый шепот, - ответил каджит, даже не прислушавшись и не принюхавшись – видать, уже успел «оценить обстановку». – В конце дальнего… этот пойдёт туда.

- Не думаю, что нам можно разделиться – слишком тихо здесь. Подозрительно тихо.

- Этот знает, чем вызвана такая тишина, и предчувствует конец своего задания. На людях за ближней дверью мало железа и стали – не думаю, что там будет больше трех-четырех воинов, остальные – просто рабочие.

- Не боишься оставлять меня позади?

- Большего вреда ты уже всё равно не причинишь, - проворчал каджит. - Разбирайся с теми людьми, если уверена, что сумеешь их одолеть, - и с этими словами Доминионец твердым шагом направился в темную отдаленную часть шахты.

Глядя вслед удаляющемуся каджиту, Атария думала, каково же было его задание, и не решил ли он в самом деле оставить её и смыться через черный ход. Впрочем, другого от врага нельзя было ожидать, но внезапное разъединение с временным союзником и гнетущая тишина заставили нордку почувствовать себя неуютно. Кто знает, сказал ли каджит ей правду и не ловушка ли это? Впрочем, он раскидывал Ковенантовцев точно так же, как она. Союз между двумя врагами, чтоб заманить одного воина Пакта… слишком большая трата сил и людей.

Нордка взглянула на нужный ей коридор. В дальнем конце его еле угадывались очертания дверей в окружавшей тьме. Рабочие и охрана затаились, чтобы выпрыгнуть на вторженца в удобный момент? Атария тихо, на полусогнутых продвинулась к двери, прислушиваясь к раздававшимся из-за нее шепоткам. Каджит был прав: там собралось несколько человек. Предстояла еще одна драка с толпой? Ох невовремя Доминионец решил разделиться…

И тут ей на глаза попался дверной засов. Мощная широкая железная планка с рычагом-ручкой. Что это за комната – кухня, кладовая? Одно движение – и все, кто внутри, будут заперты.

Атария ненавидела задания, требующие большого кровопролития вне сражений у застав. Однако, ни одна война не обходилась без жертв десятков невинных, а война Междуцарствия погребла под себя уже даже не одну сотню их. Эти Ковенантские плотники совершили ошибку, выбрав себе занятием строить осадные орудия для своего альянса в Сиродииле. Атария понимала, что не может рисковать безопасностью тех, кто сражается при Алесвелле, ради кучки простых рабочих.

Однако, когда нордка дёрнула засов, задвинув его до края, рука её дрогнула на последнем дюйме, а горло сдавило горечью.

Из-за двери теперь уже явственно послышались голоса, кто-то постучал сначала ладонью, потом кулаком. Атария выбежала в главный зал. Надо было поскорее действовать, пока рабочие не очухались толком и не решили выбивать дверь, вряд ли прочности той хватит надолго. Нужно было разлить смолу, поджечь и выбираться – тогда плотники задохнулись бы от дыма и не успели сбежать, а пожар в итоге разгорелся бы до нужных размеров, чтоб поглотить эту стройку раз и навсегда. Чертов Доминионец, где он там запропастился?

Из дальнего коридора послышались звуки боя и немного погодя – пронизывающий крик боли. Атария вслушалась, пытаясь понять, был ли это крик каджита. Конец задания, тьфу… Небось, каджита встретили на месте… Самоубийца. Не надо было разделяться!

«Выбирайся оттуда! Ну же!» - Атария катила большую пузатую бочку к запертой ей двери и оглядывалась на тёмный зев коридора, в котором уже поселилась тишина. Неужели каджита всё-таки пристукнули, и теперь черед за нордкой?

«Ну и Дагон с ним, раз так» - подумала Атария, отбежала от уже грохочущей от ударов рабочих двери с приставленной к ней бочкой и одним прицельным броском лавового камня заставила черную вязкую жидкость вспыхнуть алеющими языками пламени и покатиться по ходу. В нос сразу ударил тянучий запах горящей смолы.

Вторая бочка опрокинулась и её содержимое вылилось на пол шахты черным озером. Со взмахом руки и оно было подожжено, а по стенам и балкам лесов запрыгали яркие отсветы.

- Эй, ты что это делаешь? – послышалось за спиной у нордки. Мимо нее пролетела кучка ледышек, с шипением схлестнулась с только-только начавшим ползти по ящикам с припасами огнем и потушила два ящика в считанные секунды. Нордка обернулась и увидала каджита – слегка раненого, но совершенно точно живого и, что не менее важно, без «хвоста» в виде Ковенантовцев.

- Зар-раза! Убери руки… лапы… тьфу! – вызверилась на Доминионца Атария, в глубине души радуясь, что его не убили. – Не лезь не в свое дело! – она отвернулась и бросила тем же заклинанием в потухшие ящики, и они нехотя, но загорелись.

- Позволь узнать, зачем учинять пожар там, где у тебя еще есть работа? – уставился на неё каджит с недовольством во взгляде.

- К твоему сведенью, это и есть моя работа!

- Сжечь всё это? Какая трата ресурсов. Ваши генералы явно не блещут умом.

- Наши генералы заботятся о том, как бы Ковенантовцы не притащили это к любому нашему форту!

- Вы могли бы использовать эту шахту…

- Ага, ты сначала попробуй отвоюй её у Ковенанта.

- Вообще-то этот может… - каджит слегка покачал посохом, на вершине которого зажглось синее сияние, и ухмыльнулся.

- Только через мой труп.

- Это можно устроить, - не унимался Доминионец с издевательской ухмылкой.

- Ага, мечтай. Тебе всё равно уже не потушить этот огонь, так что заткнись и помоги лить смолу, -и с этими словами Атария перевернула третью бочку. Каджит последовал её примеру. Огонь полз по лесам – вверх, в стороны, до самого камня, треща и нагоняя удушливого дыма, так что после пятой бочки начали слезиться глаза и уже ощутимо першило в горле. Крики людей за дверью стали громче, что-то явно треснуло, и нордке на миг показалось, что она увидела группу оторопевших перед стеной огня Ковенантовцев… На миг ей захотелось повернуть время вспять, но теперь ничего сделать было нельзя.

- Уходим! – прокричала Атария каджиту дрогнувшим голосом и отправилась к коридорам, ведущим к выходу. Через несколько мгновений из черных клубов выплыло красно-черное облако и понеслось на неё. Атария сморгнула и пригляделась: всё в порядке, это был всего лишь Доминионец – подбитый, слегка в саже, но свободно бегущий. У ног нордки обнаружился её любимый щит, и, схватив его, Атария побежала наверх вместе с каджитом.

Струйка дыма стелилась по своду поднимающегося в земной толще хода. Гремели под ногами старые доски, шум и треск пожара приглушался по мере того, как двое оказывались всё дальше от учинённого погрома.

Они вывалились из шахты разом, зажмурившись от ударившего в глаза солнечного света и глубоко вдыхая чистый прохладный воздух. От дверей бывшего плотничьего убежища еле ощутимо веяло теплом.

Атария достала из-под нагрудника тряпку и принялась вытирать окровавленный меч. Каджит жмурился на солнце и оглядывался вокруг, оценивая, нет ли поблизости еще вражеских солдат.

Спустя две минуты нордка поднялась на ноги и перехватила поудобнее меч, развернувшись к Доминионцу. Тот оглядел её лениво и чуть удивлённо: «Что?»

- Я надеюсь, ты не рассчитывал, что я дам тебе уйти?

- Вообще-то, где-то в глубине души этот надеялся на твоё благоразумие.

- Это угроза?

- Неужели дорогой нордке хочется еще получить несколько нехороших ран, которые ей не удастся быстро вылечить и уйти? – слегка насмешливо спросил каджит.

- Я – воин Пакта, и моя главная задача – уничтожить врага.

- И сейчас не Доминион подступает к Алесвеллу. Ковенантовские орудия ты сожгла. Разойдемся разными дорогами и останемся при своих, этому на сегодня было достаточно крови. Не хочется убивать достойного воина.

- Ты мне зубы не заговаривай. Я не имею права тебя отпустить, ты это понимаешь?

- Дэйдра с тобой, чокнутая, - вздохнул каджит и развернулся к нордке. - Этот прекрасно понимает, и потому сообщает, что при попытке нападения вынужден будет отбиваться.

- Ну вот, другое дело, - Атария зажгла в руке атакующее заклинание. – Скажи мне только одну вещь: что тебе нужно было в этой шахте?

- Этого отправили искать перебежчика, генерала Мерулиона, - в поднятой руке каджита замерцало золотистое. – Две недели назад он сбежал с ценными сведениями, которые теперь достались Ковенанту.

- Вот оно как. Ну что ж… начнем.

Атария смотрела на бывшего еще несколько минут назад союзником Доминионца и думала о долге. Долге Пакту, заставлявшему её убивать снова и снова, и о долге спасения. Если взглянуть правде в глаза - она ведь могла и не убежать далеко от шахты, раненая, лишившаяся всей своей команды и части экипировки.

Проклятый Доминионец!

С выпущенным из руки лавовым кнутом сквозь наручи пробились волшебные шипы. И в то же время Атарию ожгло и ослепило яркой вспышкой, а затем сильно отбросило на спину ударом в плечо, от чего драконьи шипы вгрызлись в землю, застряв в ней намертво. Бело-золотистый, словно солнечный всполох перед глазами – Атария зажмурилась и сцепила зубы: лицо и руки явно останутся обожжены, а плечо-то как саднить будет, ему досталось целое магическое копьё. Во имя Восьми, она не может этого так оставить, где там заклинание Зеленой Крови?

Когда нордка вскочила на ноги, в округе не были ни души. Из щелей в дверях шахты тянулся черный дымок, устремляясь к небу.

Атария подавила желание пробежаться вокруг рва и найти ускользнувшего от неё каджита. Следы пожара уже становились заметны, и нужно было как можно скорее убираться из этого места, не то она дождётся прихода Ковенантовцев и тогда точно уж не сможет добраться до своих.

Зло выдохнув, нордка вложила оружие в ножны и, пригнувшись, направилась туда, где, судя по звукам, всё еще длился бой.

Каджит обязательно расскажет о встрече с Пактовским воином на этих землях. А значит, Атария тоже не преминет упомянуть о нежданном госте генералу. Своё дело она сделала, а расположение сил Доминиона будет бонусом к её отчету.

И всё же, неоднозначность ситуации порядком обескураживала. Ну да ладно, это нордка обдумает потом, не дело отвлекаться на каких-то странных Доминионцев, когда впереди прорыв через сплошную стену из Ковенантских войск.

Над лугом северо-западного побережья Румар повисла послеполуденная жара. Шелестел оставленный позади березовый бор, гремело и звенело со стороны Алесвелла, а небо в том краю изредка освещалось разномастными вспышками магии.

Чуть западнее от озера послышались взрывы. Атария обернулась, прикинула, что могло располагаться там, и, признав в том направлении Глейдмист, усмехнулась.

В этот час Пакт с Домининоном зададут Ковенанту жару сообща.

 

*******

Надеюсь, вам понравилось :)

Продолжение... возможно :)


Сообщение отредактировал Atarya The Red: 16 Март 2015 - 17:10

  • Нээрэ, Irruar'Nirr, Horadar Teraalen и еще 1 это нравится

Исходить Тамриэль вдоль и поперёк!

Изображение

Персонажи
В гильдии:
http://forum.edel-brann.ru/index.php/topic/788-atarya-the-red-nord-dragonknight/#entry27449[/url]']Атария Рыжая, ДК, огнемаг-ДД
Негильдейские:
http://forum.edel-brann.ru/index.php/topic/987-teplo-solntca-iarost-ognia/[/url]']Джо-Марен, Темплар-хилер-ДД (Доминион)
Тэллие Сальвани, НБ-ДД, воин за Пакт в Сиродииле

Events

#2 Нээрэ

Нээрэ

    Пламя Севера


  • 3 836 сообщений
  • Раса:Nord
  • UserID:Neere

Отправлено 14 Март 2015 - 23:35

Здорово :))


  • Atarya The Red это нравится
Кто хочет — ищет возможности. Кто не хочет — ищет причины.

#3 Atarya The Red

Atarya The Red

    Разговорчивый


  • 331 сообщений
  • Раса:Nord
  • UserID:@ketrinc

Отправлено 14 Март 2015 - 23:36

Спасибо, Нэр :flowers: 


Исходить Тамриэль вдоль и поперёк!

Изображение

Персонажи
В гильдии:
http://forum.edel-brann.ru/index.php/topic/788-atarya-the-red-nord-dragonknight/#entry27449[/url]']Атария Рыжая, ДК, огнемаг-ДД
Негильдейские:
http://forum.edel-brann.ru/index.php/topic/987-teplo-solntca-iarost-ognia/[/url]']Джо-Марен, Темплар-хилер-ДД (Доминион)
Тэллие Сальвани, НБ-ДД, воин за Пакт в Сиродииле

Events



Темы с аналогичным тегами Roleplay, Nord, Khajiit, Ebonheart Pact, Aldmeri Dominion

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных