Перейти к содержимому

  •  

Фотография

Ученик архимага и жутко счастливый отец

Nataniel

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Nataniel

Nataniel

    Немногословный


  • 156 сообщений
  • Раса:Imperial
  • UserID:Nataniel9002

Отправлено 25 Февраль 2014 - 03:40

От автора: Дорогие друзья. Перед вами первая повесть из цикла "Натаниэль - ученик архимага Тайлергрина и его путешествие по Сиродилу." Данное собрание представляет собой воспоминания молодого мага и доктора Натаниэля о тех событиях, которые ему пришлось пережить в раздираемом войной Сиродиле на пути в Скайримскую Коллегию магов. События изложены не в хронологическом порядке и некоторые из них совсем не относятся к "Сиродильскому периоду", а являются лишь воспоминаниями о жизни на острове Саммерсет в лаборатории архимага Тайлергрина. Первая повесть данного цикла, "Ученик архимага и жутко счастливый отец", рассказывает о событиях третьего дня пребывания Натаниэля в Сиродиле, когда молодой маг был вынужден, бросив почти весь свой скраб, бежать из портового города Лейавина в результате недоразумения с графом города и его вероломной женой. Приятного чтения.

 

Честно сказать, я уже не знал, радоваться мне или плакать. Из Лейавина я был вынужден бежать бросив все, кроме одной единственной сумки. В ней лежал мой запасной комплект белья, переносная алхимическая лаборатория, кое какие волшебные свитки и набор врачебных инструментов. Ну и, конечно же, таинственные магические книги моего наставника Тайлергрина, которые он проучил мне отнести в Коллегию магов Скайрима какому-то своему давнему товарищу. И все. Больше никаких подсказок мне дано не было. Даже более того - меня принудительно телепортировали на материк. Там я какое-то время потратил на ориентирование, а после добрался до ближайшего портового городка, желая нанять лодку до Бравила. Убийцы, посланные за секретами магического искусства моего учителя, мерещились мне на каждом шагу, а потому, желая поскорее выйти в море, я заплатил втридорога долговязому босмеру-капитану, что бы тот как можно быстрее уплывал на своей посудине из вотчины альтмеров. Со мною на борту, естественно. Тогда я не подумал о возможности нахождения убийц на борту судна, так как был занят тем, что почти все дни напролет изрыгал желчь, свесившись с борта корабля. У меня развилась острая морская болезнь, а капитан и его матросы смотрели на меня, снисходительно посмеиваясь. К моему немалому удивлению, мы безо всяких происшествий добрались до границ Сиродила. Здесь команда корабля стала гораздо более нервной и настороженной. В это неспокойное время данные воды кишели разнообразным пиратским сбродом. Несколько раз мы натыкались на догорающие остовы кораблей, и тут же старались обплыть их как можно дальше. К счастью, на наше скромное судно никто не вздумал нападать и мы благополучно достигли первого сиродильского порта - Лейавина. Война еще только собиралась нагрянуть сюда, а потому беженцев и каких-то проходимцев здесь была просто тьма-тьмущая. Кто знает, может быть я бы и проторчал в этом городе дольше и даже не успел выбраться, когда Бронзовые ворота были закрыты как для входящих, так и для выходящих из-за поразившей город чумы, если бы не козни графини Маринии и её тупого муженька. Так что бежал я, как уже было сказано, налегке. Первое время мне еще чудился за спиною топот графской конницы и лай охотничьих собак. Но постепенно меня одолевала усталось и уходил прочь страх. Наконец я остановился у раскидистого дерева и перевел дыхание. Неподалеку протекал ручей с прозрачной, чистой водой. Я вдоволь напился и подкрепился остатками сыра и хлеба, которые предусмотрительно запихнул в карман, прежде, чем меня вышвырнули с приватного приема.

Я двигался по проселочной дороге, как мне казалось, на север. Солнце постепенно клонилось к горизонту, путников не было видно, а по краям простирался бесконечный, жутковатый лес. Примерно через часа два стемнело окончательно. Дорожные фонари, по понятным причинам, отсутствовали, а потому двигался вперед я лишь ориентируясь на свет далеких звезд и тусклое сияние луны, купающейся в жидких облачках. Путешествовать одному, в ночи, было, возможно, не очень весело, но уж куда лучше чем то, что ожидало меня, останься я в проклятом портовом городе. Я надеялся, что завтра, до вечера, я доберусь до Бравилла, где смогу узнать свежие новости, да и нанять повозку до Брумы или, хотя бы, до Чейдиналла. Не стоило рассчитывать на честных, гражданских извозчиков. Я надеялся выйти на контрабандистов и навязаться с ними. То, что они бы непременно содрали с меня огромную сумму, я считал допустимыми тратами. Ведь, к счастью, кошель с золотом я прихватил, убегая из Лейавина, с собой.

Ну а пока что я шел и шел по дороге, не зная даже точно, верно ли я иду и приведет ли эта дорога в Бравилл. Я страстно надеялся набрести на какую-то деревушку, или, хотя бы, одиночный постоялый двор, дабы перекусить и узнать верное направление. Но пока что, куда ни глянь, только и можно было разглядеть, что мрачные деревья, да и услышать шум ветра, неуютно завывающего среди их толстых стволов. Поежившись, но не от холода, я поплотнее запахнулся в плащ и двинулся дальше. На моей ладони уже начала тлеть небольшая искорка, которая, в случае опасности, тот час же могла быть раздута до ужасающего Огненного прикосновения.

Внезапно, за новым поворотом дороги, послышались какие-то крики. Меж древесных стволов замелькали огоньки. Я, обрадовавшись, еще больше прибавил шаг, хотя ноги уже ныли, измотанные за день и растертые до мозолей не очень хорошо подобранной обувью. Чем ближе я подходил, чем громче становились крики. Шумело, по меньшей мере, на вскидку, человека три-четыре. Собрав в кулак свое благоразумие и осторожность, я замедлился и осторожно подкрался к ближайшему перед поворотом дереву. Прижавшись спиной к его коре, я глубоко вздохнул и только после этого выглянул, посмотрев на дорогу. Там стояло четверо людей. Три мужчины и женщина. Одеты они были в какие-то пестрые лохмотья, которые свисали клочьями с их рук и ног. Все они были босы, а двое держали горящие факелы. Компания о чем-то жарко спорила. Я затаил дыхание и прислушался.

- И прав был Фальк, мы никого тут не найдем, кто мог бы нам помочь! - вещал крупный детина с густой черной бородой и кривым, сломанным, очевидно в драке, носом.

- Фальк перебесился, когда понял, что все пошло не так, вот и струхнул! - огрызнулась женщина. Она была весьма привлекательной, с простым, но миловидным лицом, однако была чумазой с ног до головы. На её одежде и в волосах было полным полно жухлой листвы и мелких веток. - Нам просто нужно тут отыскать кого-то, кто поможет! Кто-то точно найдется!

- Почему бы нам самим... кому-нибудь, не попробовать? - спросил невысокий паренек, наверное, мой ровесник. У него были густые волосы, цвета соломы, по крестьянски грубое, большеносое лицо и оттопыренные уши. Парень был одет лишь в драные штаны. - Пусть отец Фалька, Кирас, попробует. Он мудр. И явно сможет держать себя в руках. Что, нет?

- Кирас боится пуще своего дитятки! - каркнул последний из четверки - жилистый, иссушенный старик с лицом столь морщинистым и безволосым, что оно больше походило на сушеный гриб-дождевик. - даже я - знахарь нашего Сообщества, понял, что не справлюсь. Слишком уж... слишком большая это радость для всех нас. После стольких лет. Ты-то, Фотий. не помнишь, ты малой совсем! А ты ведь был последним. Потом не было живых больше!

Парнишка с мордой крестьянина обиженно шмыгнул носом. Очевидно, он и был Фотием. Я все еще стоял за деревом, не решаясь ни выйти к людям, ни отступить в чащу. Внезапно бородатый детина обернулся в мою сторону. То же самое сделал и грубомордый паренек.

- Кара, Пеллан! Там, за деревом стоит человек.

Вся компания обернулась на меня и я нервно сглотнул ком, подступивший к горлу. Я слышал их дружескую беседу. Она показалась мне странной и преступной. Вмиг я вспомнил все байки и сплетни, услышанные в Лейавине о том, что творится ночью на пустынных дорогах раздираемой войной столицы.

- Выходи, не бойся! - крикнул бородач. - Мы не причиним тебе вреда.

- Ты напугаешь его, Дракс! - проворчал старик на здоровяка. - Дай-ка я! Уважаемый юноша, не могли бы вы... помочь нам?

- И в чем же нужна вам моя помощь, господа? - спросил я, решив, что дальше прятаться глупо и выйдя из-за дерева.

- Смотрите! Это лекарь! Он Лекарь!!! - завопил в возбуждении Фотий, тыча в меня пальцем. В этом не было ничего удивительного. В тканевых плащах с капюшонами и до пола, с вместительными, позвякивающими кожаными сумками на боку и с резными посохами обычно путешествуют либо колдуны, либо лекари. Или же и то и другое, как в моем случае.

- Да, я и правда лекарь. - сказал я скромно. Вся четверка судорожно выдохнула, а ко мне в один большой прыжок подскочил чернобородый здоровяк.

- Нам очень посчастливилось встретить вас! - торопливо заговорил он. - Видите ли, тут, неподалеку, с нашей сестрой случилось нечто особенное. Она... ей неможется. И ей нужна помощь доктора.

- Фьора очень напугана. И так мучается! - закивала светловолосая дама, неряшливого вида. Впрочем, видок всей этой компании оставлял желать много лучшего. - Прошу вас, доктор, помогите ей! Мы все будем в долгу перед вами! А её отец и муж вас щедро наградят!

- Вы не пожалеете!  - твердил старик, схватив меня за плечо. - Вы же врач. Вы давали клятву.

- Э! Помоги Фьоре, ну что тебе, а? - пробасил Фотий, оказавшись у меня за спиной. - Ну чего тебе стоит! Спаси сестру, а?

Я понял по из бледным лицам, что если я не соглашусь сейчас, со мной произойдет нечто страшное. И что я не только не дойду до Скайрима, но и вообще больше уже не покину этот лес. Я с ободряющей улыбкой закивал своим новым знакомцам и изъявил желание помочь.

- Вы сделали правильный выбор, досточтимый лекарь! - сообщил старичок мне в ухо. - А теперь, в целях вашей же безопасности, мы временно ослепим вас.

Пока до меня доходил смысл этих слов, на моей голове оказался мешок из плотной ткани. После этого меня подхватили под руки и быстрым шагом повели куда-то. Ногами я ощутил, что мы сошли с дороги и потопали прямо в чащу леса. Пару раз я чуть не спотыкался о какие-то коряги и кочки, которыми богат пейзаж любого леса.

- Осторожней ведите господина лекаря! - строго крикнула Кара откуда-то спереди. - Он же не такой... не такой понимающий.

Я хотел было спросить, в каком плане понимающий, но не решился. А кочки и рытвины попадались все чаще и лес становился непроходимее. Пару раз меня приподнимали за локти и переносили через журчащие ручьи. Я был этому очень удивлен, так как, вроде, за правую руку меня поддерживал старик Пеллан.

А снаружи, за пределами мешка на моей голове, начались по настоящему странные вещи. То там, то тут слышались какие-то тревожные шорохи, обрывки рычания и отдаленные завывания. Я был напуган до дрожи в коленях, но моим спутникам данный пейзаж, каким бы он ни был, не доставлял неудобств. Они столь же уверенно вели меня вперед, лишь пару раз сердито прикрикнули на кого-то, кто, шурша, по видимому, одеждой, бросился прочь, тихонько поскуливая. Я терялся в догадках, разрываемый и страхом и любопытством. Но изнывать в неведении мне оставалось не долго. Мы внезапно резко остановились. Со всех сторон послышались взволнованные голоса множества людей. С моей головы сдернули мешок. Я был ослеплен огромным костром, пылающим на лесной поляне. По правую руку, между деревьями, подслеповатыми окнами без стекол смотрел на поляну небольшой каменный особняк. Здание было старым и ветхим. Но явно обитаемым. Вокруг костра стояло множество людей. Они были тощими, с затравленными серыми лицами и все как один в лохмотьях. На меня они смотрели с робкой надеждой, как и всегда, когда пациент приходит ко врачу за помощью.

- Вы привели помощь? - спросил громовой голос с другой стороны костра, горевшего ярко и высоко отбрасывающего всплохи пламени.

- Да, мой лорд! - крикнула Кара голосом, полным радости. - Мы даже преуспели, выполняя твою просьбу, благородный Кирас! Этот человек настоящий врач!

Толпа разразилась ликованием а я быстро огляделся. Это были, судя по всему, каки-то или беженцы, или бродяги. Но явно не разбойники. Не смотря на то, что среди этих людей было немало крупных ребят, вроде Дракса и Фотия, а так же много ловких, гибких женщин, вроде Кары, ни у кого не было никакого оружия. Ни в руках, ни на поясах. Только жалкие лохмотья, на некоторых едва прикрывающие наготу. Еще кое что бросилось в глаза. Среди сборища не было ни одного ребенка. Самым младшим было, на вскидку, лет по семнадцать.

- Возрадуйтесь, дети Сообщества! - провозгласил властным голосом некто, стоявший за костром. Несколько молодцов принесли откуда-то деревянный помост и обладатель зычного голоса тот час же оказался на этом возвышении. Кирас был высоким человеком, явно дворянского происхождения. Черты лица его были благородными и утонченными, а сквозь лохмотья, бывшие, некогда, роскошным камзолом, проглядывало тренированное, сильное тело. - Нам было явлено, что в час великой нужды, когда мы будем на грани вымирания, незнакомец придет и поможет нам прервать наши злоключения! Больше не будет мертворожденных! А только свободорожденные!!!

СВОБОДОРОЖДЕННЫЕ!!! СВОБОДОРОЖДЕННЫЕ!!! - заволновалась толпа по обе стороны костра.

- Ты, доктор! - обратился ко мне Кирас. - Пойдем со мной. Моей невестке нужна твоя помощь!

Я принялся обходить костер под тихий шепот одобрения. То и дело меня дружески хлопали по плечу, трясли за руку, а некоторые вообще кидались со слезными объятиями, что-то едва слышно бормоча. Я смог лишь разобрать "Наконец-то!" и "Истинный благодетель!".  Наконец я подошел к предводителю этого странного сборища. Он положил мне руку на плечо и повел в сторону полуразрушенной усадьбы. А толпа расступалась перед нами.

- Если бы ты только знал, досточтимый лекарь, как долго мы тебя ждали! - говорил он мне. - На нашу долю выпало не мало напастей. Нас обманом и угрозами вынуждали стать предателями! Отречься от... наших идеалов. От свободы! Но мы не такие! Мы не предадим, как вся эта обезумевшая, столичная земля! Мы выйдем из этого испытания более сильными!!!

- Эм... Я... Ну да... - промямлил я, волочась за Кирасом и теребя лямку сумки, висевшей на ремне. Убивать меня, вроде, никто не собирался. По крайней мере, в ближайшее время. - Я Натаниэль, кстати!

- Натаниэль! Ты хоть представляешь, какой чести ты удостоишься? Ты сейчас поможешь не просто бедной девочке! Ты спасешь целый народ!

Дворянин в лохмотьях привел меня к крыльцу старого дома. На его пороге полулежала бледная девушка с густой копной каштановых волос. Она была беременна. То и дело из-за стиснутых зубов вырывался сдавленный стон, а платье ниже пояса намокло от крови. Ясно. Осложненные роды.

- Видишь, Натаниэль? Видишь, что сделал мерзкий маньяк с бедной девушкой? С бедным ребенком? - продолжал высокопарно вещать Кирас. - А увидя, ужаснись тому, на какую злую долю он обрек всех нас!!! Теперь делай свое дело! Позволь моему внуку сделать первый вдох!

Я собрался с мыслями, опустился на колени и начал рыться в сумке, вытаскивая все необходимое.

- Для начала мне понадобится чистая вода. Теплая чистая вода. - начал деловито распоряжаться я. - Затем чистые простыни, бинты,  да и уложите роженицу на что-нибудь... нормальное. Не будет же она рожать на лестнице?

- Нет, эскулап! - прервал меня предводитель этих бродяг. - Так и должно быть! Фьора должна понести именно тут. На пороге нашего родового имения. Где все и началось! Впрочем, все остальное ты получишь.

Мне начали подносить все, что я потребовал. нашлись даже чистые, прогретые бинты. Я с вежливой улыбкой подступился к роженице. Она заскулила чуть громче, но под взглядом своего свекра и окружающей толпы начала задирать платье, обнажив причину своих страданий.

- Так-с. Приступим... - хлопнув в ладоши, дабы высушить их после омовения в тазу, бодро сказал я. - Пациент... Фьора... эм... невестка Кираса, жена Фалька. Время операции.. глубокая ночь.

Я отстранился от тяжело дышавшей девушки и волнующийся Пеллан поднес мне отрывок ткани, что бы я мог промокнуть вспотевший лоб. Роды длились второй час, и до завершения были далеки.

- Ребенок обернут пуповиной. - сказал я, обернувшись в сторону мечущегося туда-сюда Кираса. - В том числе и вокруг шеи. Чем сильнее она тужится, тем больше вероятность, что младенец будет задушен!

- Проклятье!! - вскричал разъяренный дворянин, да так, что окружающие вмиг прекратили причитать и замолкли. - Ты ведь именно этого и добиваешься, ублюдок, верно? Хочешь, что бы она сама убила своего ребенка еще в утробе! И тогда ты победишь окончательно?

Я недоумевая посмотрел на человека, выкрикнувшего столь красноречивую угрозу, воздев руки к небу. Но вот только к кому она была обращена? Времени на разгадывание загадок у меня не было. Я размял затекшую шею и снова вернулся к работе.

Спустя пол часа мне удалось, при помощи щипцов и трех пузырьков бисзиилового масла, развернуть ребенка из объятий сжимавшей его пуповины. Теперь ему уже почти ничто не мешало увидеть впервые новый день.

- Тужтесь, Фьора! Осталось совсем чуть-чуть! - сказал я взволнованно. Девушка до хруста сжала зубы и попыталась следовать моему совету.

- Давай, девочка! Давай же! - не выдержал Кирас. Он вмиг оказался возле нас и с силой сжал мое плечо. - И да родишь ты первенца, столь же сильного и умного, как и мой мальчик!!!

МАЛЬЧИК?!

Все замерли. Я тоже. Кирас осекся на половине какой-то вдохновенной билеберды. Фьора перестала тужиться и глядела куда-то за моей спиной, широко раскрыв глаза. Я спрашивал себя, действительно ли я слышал звериный рев из чащи, пророкотавший слово "Мальчик", или же я просто сбрендил от переутомления. Но ответ последовал незамедлительно. Совсем рядом с поляной вдруг взорвался хор звериных голосов и из чащи выскочило несколько здоровенных волков. Вернее, не волков. Не-е-ет! Совсем не волков! Это были вервольфы. Огромные, в полтора раза крупнее человека, покрытые густой шерстью, с огромными когтями, острыми зубами и безумно горящими глазами. Оборотней было шестеро. А их предводитель был еще больше остальных и шерсть, покрывавшая его тело была серебристо-синей. Он носил роскошную густую гриву и вообще, выглядел еще страшнее, чем его дружки. Все это длилось всего пару секунд. Вервольвы выпрыгнули из чащи и оказались у большого костра. Они еще не кинулись в толпу, неся смерть, так как, по видимому, были ослеплены огнем. Толпа, собравшаяся в округе, тоже замерла и таращилась на волков. А Кирас же уронил челюсть чуть ли не до самой земли.

- ОБОРОТНИ!!!! - пронзительно заорал я, вскакивая с места. В моей руке почти мгновенно вспыхнул уголен и сию же минуту пламя охватило всю кисть. Я махнул рукой в сторону чудовищ и шерсть ближайшего вспыхнула. Другие бросились в рассыпную. Люди, стоявшие у костра. заголосили и так же бросились бежать. Я подхватил тяжело дышащую Фьору и с ней вместе бросился в дом. На пороге я споткнулся и мы вместе полетели на пол. Падая, я услышал звонкий, требовательный плач. Младенец появился на свет. Девушка упала прямо на меня, уперевшись коленями мне в живот.  Я торопливо нащупал новорожденного и завернул его  в какое-то старое пальто, лежавшее неподалеку. Ребенка я отдал перепуганной матери и перерезал пуповинку скальпелем из своего медицинского набора. Проведя все эти процедуры, я подполз к заколоченному окну и выглянул, надеясь увидеть что-то сквозь щели между досок. Снаружи было темно. Костер погас. Отовсюду слышались завывания и рычания. Приглядевшись, я понял, что вся округа пришла в движение. Повсюду мерцали в свете лун звериные шкуры. Оборотни! Да их тут просто тьма. Я задрожал от страха и сполз по стене на пол. Фьора так и сидела на полу, прижимая к себе ребенка и что-то едва слышно нашептывая ему. Вдруг дверь, которую я успел запереть заклинанием, начали бухать гулкие удары. А потом начали стучать и по стенам, скрежетать когтями, позвякивать черепицей на крыше. Я подбежал к роженице и младенцу и торопливо обнял их одной рукой. Другая же полыхала, готовая для нового огнеметания. Я окутал нас плотным щитом, который принялся серебриться в темноте. Снаружи послышался дружный, многоголосый вой.

- Фьора, я поздравляю вас с первенцем... - дрожащим голосом начал я. - И мне не хочется нарушать ваше счастье, но.... мне... мне кажется, что у нас мало шансов на выживание.

- О чем это вы, доктор Натаниэль? - тихо спросила меня девушка с улыбкой.

- Там оборотни, Фьора. - Продолжил я. - Вы же видели. Они напали на ваших друзей, на вашего свекра... Не знаю, выжил ли кто, но вот нам скорее всего точно не жить... Знаете, если я сейчас подожгу дом, а вы выберетесь в одно из окон и броситесь со всех ног в лес, пока я постараюсь отвлечь их, то...

Я осекся и замолчал. То что? Что сможет эта девчонка с новорожденным на руках, если даже у меня, несколько понимающего в боевой и оборонной магии, не было ни шанса против орды вервольфов. Но попробовать стоило. Я начал было подниматься, когда девушка снова хихикнула.

- Что вы находите смешным, Фьора? - едва сдерживая раздражение неуместным смешком, спросил я.

- Все просто, уважаемый Натаниэль. - ответила она. - Кирас так громко кричал... Кажется, Фальк и его друзья начали праздновать раньше времени.

- Эм... Фальк - это ваш муж... Которого я еще не видел, и ээ... тоесть...

- Видели, Натаниэль! - лукаво сказала Фьора. - Кстати, хотите посмотреть на ребенка?

Мне не понравился странный блеск её глаз. Да и из свертка с ребенком донеслось не обыкновенное младенческое лепетание а тихое тявканье. Трясущейся рукой я чуть отогнул край ткани. Огонь, тлеющий на другой моей кисти, осветил картину. Я хотел заорать, но из горла выдавилось лишь тихое сипение. Я даже не рассмотрел того, кому помог родиться. На меня смотрела щенячья мордочка, покрытая... серебристо-синей шерсткой. Не совсем щенячья, скорее, волко-человечья, но... серебристо-синяя шерсть. Ну конечно! Я точно видел её мужа!

Практически обезумев, я пинком вышиб дверь и выбежал на крыльцо. Меня встретил торжествующий вой и радостный лай. Прямот передо мной стояли два крупных представителя вида вервольфов. Один - с серебристой шерстью и гривой, другой же, с седой и несколько свалявшейся шерстью, облаченный в обрывки некогда богатого камзола.

- Ну... Поздравляю, у вас сын! - сказал я, обратившись к отцу ребенка. Оборотень с сине-серой гривой задрал морду вверх и протяжно, но радостно взывл. Все остальные оборотни на поляне подхватили его вой.

 

 

- Ну, Фальк, с тем, что ты умный, я тогда погорячился! - рассмеялся Кирас. Шерсти на его лице уже не было, но теперь я не мог смотреть без ужаса на этого человека.- Надо же было обратиться раньше времени и все нам чуть не испортить!

Он похлопал по плечу своего сына, который прижимал к груди своего уже сына. Такая вот безумная рекурсия. Фьора выслушивала снова и снова многочисленные поздравления всех членов общины. На лицах этих людей горело какое-то особенное счастье.

- Прости моего сына, доктор Натаниэль. - сказал Кирас, подходя ко мне. - Но, узнав все, ты поймешь причину столь несдержанной радости. Что и говорить, я и сам готов выть о нашем спасении с верхушки самой высокой сосны! Все началось почти семнадцать лет назад. Мы жили здесь и процветали. Мы - народ трудолюбивый и честный. Мы порядочные граждане империи, но так же, много поколений чтим и другого господина. А именно - Грицина. Он даровал нам свое благословение и мы всегда использовали наш дар на благо. Мы всегда трудились усердно и никогда не обижали соседей! Но семнадцать лет назад к нам явился Молаг Бал. Не лично, конечно, но его присутствие ощутилось ни чуть не хуже, чем твое. Он сказал, что у него большие планы на Тамриэль и мы сможем разделить с ним могущество, если примем его сторону, отвернувшись от Грицина. Мы не могли согласиться. Не могли стать предателями. И тогда Молаг Бал проклял нас! Он сказал, что дарующее силу станет причиной нашей гибели. Наша честь. Наша сплоченность. Это земля. Все вместе неуклонно должно было привести нас к гибели. Дети стали рождаться мертвыми, урожаи погибали один за другим, скот тоже загнулся или же разбежался. Волки, некогда, наши добрые союзники, перестали помогать нам и стали врагами. Местный граф прогнал нас с нашей земли, когда мы не смогли платить налоги. И мы долгое время скитались по дальним землям, гибли, терпели нужду, но неустанно просили Грицина о помощи. И он помог. Он дал знак, что лишь незнакомец, которого мы примем как своего, на пороге своего дома и который сможет принять нас, избавит от проклятья Молаг Бала. И это был ты, Натаниэль. Ты спас всех нас. И все мы чувствуем, что проклятье над нами больше не тяготеет! Свободорожденный появился на свет!!! Скажи, чего бы ты хотел за свою помощь, Натаниэль? Эм... Натаниэль?

Все посмотрели на меня. Мой левый глаз уже некоторое время бешено дергался, а на лице застыла самая безумная из гримас. Я хотел что-то ответить, но издал лишь какой-то непонятный всхлипывающий звук и упал без сознания.

 

Я проснулся от того, что луч Солнца светил мне прямо в глаз. Я потянулся и сел. Мне не сразу стало понятно, видел ли я во сне то, что случилось со мной вчера, или это было и в самом деле. Я робко обернулся. Я снова был на дороге. Точнее, лежал в траве, у обочины. Вокруг не было ни одного волка. Это радовало. Я медленно поднялся и схватился за посох и сумку, которые лежали рядом. Потом заметил весьма увесистый мешок, который лежал тут же, у дерева. В мешке обнаружилось целое богатство. Золотая статуетка, изображающая рыцаря на коне, несколько перстней с рубинами, роскошное колье с самоцветами и бриллиантовая диадема. Довершала картину куча блестящих золотых монет. Кара не солгала. Меня и правда наградили очень щедро. К тому же в неподалеку, начиналась лесная опушка, а чуть дальше виднелись крыши каких-то строений. Деревня! Закинув мешок с дарами на плечо и подхватив посох, я бодрым шагом двинулся вперед. Пару раз мне показалось, будто в чаще мелькнули некие крупные силуэты, напоминавшие вставших на дыбы волков, приглядывающих за мной, но я выбросил эти мысли из головы. Ведь все это мне просто приснилось. А мешок с сокровищами... Хм... Он с неба упал! Именно так! Упал с неба! Ясно тебе, Натаниэль?!


  • Bocraed, Нээрэ, Ra'meer и еще 1 это нравится



Темы с аналогичным тегами Nataniel

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных